• mapelihanke

Хели - история дочери игрока

Из-за пристрастия матери к азартным играм Хели пришлось заботится о своих младших братьях. Из-за сильного стремления к спасательству границы между Хели и ее матерью стерлись, и их новое выстраивание потребовало времени и поддержки со стороны специалистов.



Детство в нашей семье было относительно нормальным. Не таким уж и легким, но детьми мы не замечали долгов и безденежья. Мать с детства учила всех детей, что с деньгами надо уметь обращаться бережно, ничего страшного, если их немного, главное использовать мудро. Когда мне было 16 лет, летом, я переехала в собственную квартиру и начала строить свою жизнь. Мои родители поддерживали меня и научили мудро использовать деньги.

Порой мы раздражали друг друга, как красная тряпка раздражает быка, а потом были снова, как не в чем ни бывало, вместе.

Я успела пожить в самостоятельно и регулярно посещала родителей, прежде чем мамина личность начала меняться. Порой мы раздражали друг друга, как красная тряпка раздражает быка, а потом были снова, как не в чем ни бывало, вместе. Это начало происходить слишком часто. Мама злилась на мелочи, иногда едва переступив порог дома, начинала грубо материться. Бывало, я грубила в ответ, после чего держалась подальше от нее. Младшие братья тогда все еще жили дома, из-за них мне приходилось сдерживать свой гнев, молчать в ответ.

Младшие братья скоро переехали жить самостоятельно в свои квартиры, и мамина игромания стала явной для всех. Мама рассказала отцу о своей проблеме, а потом они вместе рассказали об этом всем остальным. Папа рассказал, какие суммы были проиграны, и что даже есть долг в две тысячи, после чего возникла мысль про мамину зависимость.




Я слышала уже раньше что-то про зависимость. В первые моменты новость не показалась мне ужасной или отчаянной, но я знала, что мама обязана прекратить играть, я говорила ей: ”мама, ты - зависимая”, а папе: ”папа, не верь больше ни одному ее слову, не верь что она говорит, что больше не играет”. Мама делала вид, что у нее нету никакой проблемы, что она прекратит свои азартные игры, папа поверил - когда на тебя смотрят с чистыми глазами прямо в глаза и говорят, что нет нет, я больше не играю.

Я была в гневе на папу за то, что он был такой глупый. Так он сумел скрыть от нас то, что на самом деле мама проигрывала и раньше меньшие суммы, о которых отец знал.

Визиты


Время шло стремительно, и родители переехали в Йоэнсуу, поближе к детям, чтобы видится. Отношения с мамой казалось, налаживаются, и я стала посещать родителей чаще. Я не смогла больше выдерживать наши отношения в тот момент, когда мать снова начала ругать меня за каждую мелочь. В тот момент я осознавала, что у мамы снова проблемы, и в какой- то момент стала снова ждать, что поступит звонок о том что снова проиграна большая сумма.


И так и случилось, в звонке сообщили, что на этот раз было проиграно еще больше денег. Не смотря на все это, на проблему снова не отреагировали. Мама тогда впервые очень сильно разозлилась и накричала на меня, не разговаривала со мной много недель.


Когда мама в третий раз сказала мне о том, что опять проиграла, я позвонила всем родственникам и рассказала буквально всему окружению о том, что нужно это дело прекращать, наверняка она и у вас занимала денег, а вы молчали. Те, кого я успела обзвонить, как раз и были теми, у кого деньги были одолжены, или были теми, кто знал о маминой проблеме, либо подозревали, что вряд ли запрошенные на определенные цели деньги будут на то самое потрачены. Они сразу забеспокоились, обещали больше никогда не давать ей денег в долг, спрашивали, как мама себя чувствует. Мама тогда впервые особенно сильно разозлилась и накричала на меня, не разговаривала со мной несколько недель.


Обиженная, она сидела за компьютером, молчала, даже когда я пыталась с ней заговорить, ела шоколад и сахар, пила кофе.

Тогда я впервые начала очень серьезно и сильно беспокоится. Мама писала странные письма и молчала. Потом она в гневе написала обновление в фейсбук. Черт возьми, лучшее, что случилось за последнее время.

Несмотря на то, что проблема моей матери стала явной для всех, для меня это было чертовски тяжелое время. В школе было тяжко, время подготовки к экзаменам, я очень много училась, еще вдобавок родственники звонили мне ”Мама твоя не отвечает, отцу звонить не хочу он раздражается”. Я разговаривала с ними и думала в уме, справляйтесь-ка сами, у меня больше нету сил всех вас тащить и поддерживать. Не понимаю, как часов в сутках хватало на все это.


Что-то нужно менять


В тот момент я начала сильно давить на отца, что-то надо делать, говорила ему перестать быть таким наивным, и постепенно он понял это. Я нашла для мамы всевозможные сайты, в Йоэнсуу и Peluuri. Она не услышала меня. У нее не было никаких проблем - раньше ведь уже справлялись сами, внутри своей семьи. После она все же вступила в онлайн группу поддержку Peluuri и чувствовала свою победу.


В то время я помню, как начала опекать своих братьев, заботиться об их финансах. Я заполняла все бланки от Kela и социалки, если в этом была необходимость.


Я копила собственные деньги и все свое свободное время тратила на работу, той осенью почти все выходные я работала. Я переехала в маленькую студию вместе с парнем, туда переехал мой младший брат, я думала у нас получится сэкономить большое количество денег. Мы сняли очень дешёвую новую квартиру, я плакала когда нам позвонили и сообщили, что квартира наша, потому что это была такая большая подспора.


В школе никто из друзей не понял меня, хотя я честно рассказала о том, что у нас случилось. Один раз друзья пригласили меня куда-то, я ответила что не могу пойти, так как иду с младшим братом в магазин покупать ему ботинки, потому что предидущая обувь была порвана, ботинки протекали, начиналась осень. Тогда меня страшно разозлили их удивления их шутки о том, что почему это я покупаю брату ботинки, это не моя обязанность. Я подумала, что не могу отпустить его гулять босиком. Поэтому больше я никогда не разговаривала с этими друзьями.


В какой-то момент, после проведения времени в виртуальной группе Peluuri, после миллиона поощрений, мама все же решилась присоединиться к группе поддержки на месте, лицом к лицу. На удивление, ей понравилось. В какой-то момент мама получила задание обсудить с близкими родственниками одну из бумажных наклеек, помню этот вопрос - ”Каково Ваше доверие к игроку на данный момент”- я ответила, что доверия нет. Мама не могла понять, она играла исключительно на свои деньги, была в других вопросах верна и заботилась о доме. Да, но повседневная жизнь в общем была заполнена ложью, из-за ее игры.


Постепенно мама начала понимать при помощи группы поддержки, насколько сильно ее азартное пристрастие повлияло на нас.


Игры, депрессия и беспокойство


В течении довольно долгого периода времени наши дела шли довольно хорошо. Прошел ровно год, когда осенью 2015 года снова выяснилось, что мама снова проиграла. Мы снова собрались семьей, чтобы обсудить что же сейчас делать, и тд, и тп… и что это всего лишь деньги… Папа и мама прошлой весной переехали в домик в лесу, посещение группы поддержки было прекращено, из-за долгой дороги. Тогда стало еще более страшно, добираться до них было долго и сложно, мама выглядела очень депрессивной, в добавок ко всему лучшей подруге мамы поставили онкологический диагноз, сказали что ей осталось очень мало жить. Тогда пришлось преодолевать две борьбы одновременно. Наши отношения снова испортились, мама обвиняла меня за каждую чертову мелочь.


Мама не нашлась. Я позвонила в полицию.

Через пару месяцев посредине дня я получила от мамы сообщение: ”Держитесь вместе, вместе Вы сильные”. Я осознала, что только что мама проиграла много денег и это сообщение - прощальное. Я позвонила папе, он не ответил. Затем папа перезвонил, спросил, где мама, сказал что только что тоже получил сообщение. Папа сказал, что пришел домой, мамы нигде нет, но дома нашел письмо. Я начала плакать и сказала папе, чтобы он сейчас же забрал меня, я попыталась объяснить коллеге с работы что случилось, что мне надо уйти. Мы забрали моего брата, попытались по пути к дому родителей осмотреть лес, найдется ли мама. Мама не нашлась. Я позвонила в полицию.


Полицейские приказали пойти в дом и не выходить во двор, чтобы собака почувствовала запах. И она почуяла.


Полицейские спрашивали у папы кое-что на улице, пока остальные члены семьи ждали внутри. В тот момент подьехали один из младших братьев и мой парень. Ничего не было слышно, мы просто ждали. Пришли полицейские и прокричали в дверь - они нашли маму. Но нашли ли они ее живой или нет? Снова ждали, невыносимо долго, после слышно: Объект противится захвату. Жива… Спасибо создателю. Мы остались в домике на некоторое время, папа поехал в больницу на скорой вместе с мамой.


Жива… Спасибо создателю.

Мы немного собрали себя в кучу, настроились идти вперед, когда мама и папа, в тот же вечер, вернулись домой с больницы.


На следующий день я, как обычно, пошла на работу, к счастью, у меня прекрасные коллеги. Я написала моему куратору по обучению, что мне нужен перерыв, я больше не могу, на время я отлучусь от работы. Я рассказала ему все от начала до конца, он очень помогал мне во время учебы.


Устанавливая свои собственные границы


Тогда все начало меняться. Тогда сразу после игры мама подала заявку на обучение тренеров для группы поддержки проблемных игроков, а когда ее не приняли, обвинила меня, что это я позвонила им и приказала не брать ее в группу. Снова меня обвинили во всем. Мама высмеивала и ругала мой внешний вид. Все во мне было ей неприятно. И опять, долго мы не общались.


Тогда я начала снова выстраивать свои четкие границы о том, что меня нельзя больше ругать и винить во всем. И если это не прекратится, мы не будем больше общаться, у меня больше нету сил улыбаться и делать вид, что мы любим друг друга, если она только и делает, что ругает меня. Нам было сложно выстраивать границы, мама наверное чувствовала что я постоянно оцениваю ее и ее поступки. Наверное, так она и чувствовала, хотя я просто пыталась донести до нее, что со мной нельзя так поступать.


Затем постепенно дела стали налаживаться, мама попала на следующий поток тренеров для игрозависимых, начала вести группу в Йоэнсуу, получила большую группу поддержки для себя и могла помогать другим.


Теперь я больше не несу ответственности за своих младших братьев или родителей, по крайней мере, проблемы вернулись к своим истинным носителям.

Благодаря обучению моя мама стала еще сильнее, и стала чувствовать себя настолько хорошо, что я осмелилась рассказать ей о своих мыслях и о том, как хреново мне было от ее поведения, и как сильно все это повлияло на меня. Сейчас дела обстоят так, что я все еще как красная тряпка для быка, немного раздражаю свою мать, а она относится ко мне так же, как до игры. Теперь я больше не несу ответственности за своих младших братьев или родителей, по крайней мере, проблемы вернулись к своим истинным носителям.

Оглядываясь назад, я, вероятно, могла бы получить помощь из чата или по горячей линии Peluuri, например, получить общую информацию, предоставленную игроку, или помощь близким игрозависимого, они предлагали, когда я звонила узнать общую информацию и искала помощи для мамы. Но тогда я не была готова принять помощь. Я не осознавала, как много сил эта проблема забирает у меня, тогда нужно было справляться, просто идти вперед. Тогда я думала, что ободрений при разговорах с братьями, папой, тогдашнем моим парнем и куратором по учебе было вполне достаточно.


Сейчас, спустя время, я очень счастлива, что тогда в какой-то степени присоединилась к деятельности общества pelirajat’on. Я стала мудрее, получила помощь в росте и научилась принимать помощь. Сначала я думала что эта деятельность - не мое, но во время одного из посещений группы поддержки в Йоэнсуу сотрудник pelirajat’on вдохновил меня попробовать.


… Кто-то просто скажет, что все это звучит так знакомо

С того момента небольшого ажиотажа я задумалась: говорила с одним человеком, который тоже участвовал в деятельности pelirajat’on, он прошел через то же самое, что и я, и понял при разговоре, насколько сильно ему помогло то, что кто-то просто просто скажет, что все это звучит так знакомо. То, что кто-то понимает, насколько тяжело проходить через все это. Я все это время так сильно старалась помогать другим, и самое лучшее в этом то, что я не могу ошибаться, так как все, что я говорю - я испытала на себе или размышляла сама. То, что я сама прошла может стать для многих находящихся в такой же ситуации близких игрозависимого очень большой помощью.

Оригинал статьи на финском языке читайте, пройдя по ссылке