• mapelihanke

Мерья - история супруги бывшего игрока

За переменчивым настроением супруга Мерьи были обнаружены проблемы с азартными играми. Мерья научилась распознавать свои собственные границы и поняла, что она не может принять решение бросить азартные увлечения от имени другого человека. Теперь Мерья делится своим грустным опытом эмоционального выгорания. Сейчас она испытывает чувство благодарности за то, что оказывает и получает поддержку со стороны группы.



Я познакомилась с новым молодым человеком в 2008 году. Обычный честный человек, который не обидел бы и муху. Социальный, умный и веселый.


Мы начали встречаться и много времени проводили вместе. Мы говорили о прошлом и будущем. Попутно мы также говорили о его долгах, которые ранее появились из-за «невыплаченной задолженности по налогам».


По мере развития отношений мы съехались жить вместе. Будни проходили гладко, мы платили расходы на жизнь пополам - как и договаривались.


Мой новый друг работал по сменам. В день зарплаты деньги приходили, но тут же уходили, и я не успевала поймать ни тот, ни другой момент. Сыпалось много историй и объяснений. Я не знала, чему верить, но здравый смысл подсказывал, что что-то не так. Мы спорили о деньгах и об их использовании. Настроение моего супруга было таким изменчивым. Иногда дома находился добродушный, счастливый супруг, иногда подавленный и замкнутый человек - или это я сошла с ума и все надумала.


Я сама жила на американских горках эмоций. Повседневная жизнь стала то моей, то его очередной эмоциональной горкой. Я пыталась понять, куда мы двигаемся, в чем проблема и кто здесь сумасшедший.


«Мои силы уходили и это отразилось на моем физическом состоянии, появились боли в животе и бессонница. Настроение менялось от ярости до жалости к себе».

Все постепенно начало проясняться, поскольку супруг все чаще и чаще сидел за компьютером, играл в онлайн-покер. Иногда он часами задерживался в магазине или R-киоске, играя в игровые автоматы. Я бесилась, плакала, командовала, требовала и советовала бесконечно изо всех сил. Я молилась и иногда ругалась. Я его не понимала.


Еще меньше я понимала себя и свое поведение. Я не понимала, почему я пыталась контролировать поведение другого, и не могла контролировать свое поведение. Мои силы уходили и это отразилось на моем физическом состоянии, появились боли в животе и бессонница. Настроение менялось от ярости до жалости к себе. Однако у каждого есть свой предел.

Я исправлю эту ситуацию!


Жалость - это болезнь, как говориться. Жалость к себе тоже.


Мне пришла в голову идея обратиться за профессиональной помощью - моей собственной помощью. Прекрасно! Поскольку я работала с людьми, помогая другим, я решила помочь и нашей семье. Я стала медсестрой, терапевтом, врачом, профессиональным помощником, домработницей и другом моего супруга. Я действовала с идеей «не сдаваться, пока все не исправлю». Я выгорела.


В то же время обострилась игровая проблема супруга. Я поняла, что не имеет значения, что я говорю или делаю, если он сам не хочет меняться.


Я также поняла, что сама нуждалась в помощи, я была истощена. Я установила свои собственные границы. Возникли важные вопросы: Какие мои собственные и чувства другого? Насколько моя помощь доступна? Могу ли я дать денег в долг? Я пытаюсь помочь сейчас себе или другому? Я начала говорить с супругом о возможном разводе.


«Я стала медсестрой, терапевтом, врачом, профессиональным помощником, домработницей и другом моего супруга. Я действовала с идеей «не сдаваться, пока не исправлю ситуацию. Я выгорела».

Жизнь изменилась вместе с изменением моего внутренного мира. Я была на пределе своих возможностей и все еще в начале процесса. Даже представить себе не могла, насколько в начальном этапе я находилась!


Я позвонила в центр семейного консультирования и попросила помощи. Ответ был ошеломляющим. Меня спросили, что мне там делать. У моего супруга была проблема, которую нужно было решить, прежде чем начинать семейную терапию. Я позвонила в службу гигиены труда, рассказал о проблемах и попросила помощи. Ответ снова был ошеломляющим. Психолог по гигиене труда имел возможно принимать ограниченное количество сессий и занимался в основном вопросами, связанными с работой.


Я позвонила на горячую линию Peluuri, рассказала о проблеме и попросила помощи. Дежурный выслушал меня, задумался, а потом сказал, что не знает групп, предназначенных для близких. Тем не менее, он рассказал о групповом тренинге для инструкторов при проекте Pelirajat’on, который только начинался, и предоставил контактную информацию. Итак, хотела бы я сама стать инструктором для группы поддержки? Дежурный пообещал прислать информацию и материалы об игровой зависимости и ее лечении. Я снова осталась одна, но получила соломинку.


Прошло полгода. Я научилась жить за счет собственных сил. Я дала понять себе и своему супругу, чего я хочу и на что надеюсь. Я узнала о себе много нового.


Я научилась придерживаться установленных мною ограничений, например, больше не занимать деньги. Наслаждаться мелочами жизни. Я искала информацию об игровой зависимости. Искала себя, надежду и силы. Наконец-то я была готова связаться с проектом Pelirajat’on. С этого начался новый период в предоставлении и получении поддержки группы.


Я благодарна за поддержку, которую я получила от других инструкторов, как игроков, так и их близких. Я учусь жить вместе с игроком, и я благодарна за то, что в жизни моего супруга произошли большие изменения, и он сам обрел поддержку. Сегодня мы можем вместе обсуждать игровую зависимость и при этом расти как отдельные личности.

"Я научилась жить за счет собственных сил. Я дала понять себе и своему супругу, чего я хочу и на что надеюсь. Я узнала о себе много нового.”

Оригинал статьи читайте на сайте Pelirajaton