• mapelihanke

Созависимость

Как живётся близким с родственниками, имеющими такую проблему? Это история про то, когда один говорит другому:


Пожалуйста, будь моим смыслом.


Всепоглощающая, жертвенная любовь - когда один сильно болезненно зависит от другого и возвышает его над обыденным миром, делая его драматическим героем и придавая его жизни смысл и остроту. И «весь мир вертится вокруг любимого существа».


Когда восприятие искажено, границы личности сломаны, а жизнь разрушена. Родственник считает зависимого продолжением себя, личностные границы между ними стираются и восприятие своей жизни, себя в ней, другого в ней, искажается. В следствии чего жизненные процессы разрушаются, ровно как и сама жизнь. Внутренний мир становится хаотичным, беспорядочным. Где а, а где другой? Не понятно. Жизненные трудности выдерживать еще сложнее, а контролировать свою жизнь и подавно.


Если один человек падает, то второй летит вслед за ним. В близких и доверительных отношениях партнеры готовы подставить руку помощи, когда как в созависимых проблема перекидывается с одного на другого постоянно. Члены, к примеру, такой пары, не могу существовать друг без друга. Если портятся отношения — портятся все сферы жизни у обоих партнеров. И в этом сами люди не виноваты — они лишь хотят быть в безопасности и залечить свои раскрытые раны прошлого.



Созависимость - смещение ролей


Созависимость — это, в первую очередь, смещение ролей, полное погружение в пространство другого. Плохое настроения одного передается другому: он приходит домой уставший и злой, она сейчас же начинает думать, что виной этому может быть только она. Подавленными чувствуют себя оба — полное отсутствие поддержки. Оба находятся в плохом настроении, как единое целое. Отсутствует разделение границ личностей. Единый настрой, цели, желания, даже аппетит!


Поговорим о причинах созависимости, способах ее лечения и о том, кто находится в группе риска.

Группа риска: оба должны быть склонны к аддикциям, пищевым, любовным, химическим и другим. То есть если один - игроман, второй - будет иметь склонность к другим зависимостям. В такой паре двое буквальном смысле не могут жить друг без друга и оказывают друг на друга огромное влияние.


Созависимость до сих пор не входит в число официальных психических заболеваний (несмотря на то, что ее еще в 1987 году предлагали включить в DSM), но она в каком-то смысле изменяет сознание.


Клиенты говорят, что субъективно это состояние напоминает солнечную систему со смещенным центром, как если бы в результате ужасной ошибки небесные тела, включая солнце, вдруг принялись бы вращаться вокруг одной из планет, слепо натыкаясь друг на друга.


Главным элементом мироздания для созависимого становится другой человек, который получает роль определяющего фактора во всем: настроении, самочувствии, самооценке, планах на день и на будущее, уверенности в себе. Он влияет на все обстоятельства, события, время и пространство, влияет на частоту пульса и кровяное давление, эмоциональное состояние второго, на труд и творчество. Он присутствует постоянно, даже когда общение с «наркотиком» в данном случае это игра, на время прекращается. Человек испытывает сильные чувства по отношению к этому великому Другому: яркую любовь, отчаянную радость, невыносимую боль потери, ужасную горечь и не менее ужасную злость.

Выйти из такого состояния и начать жить нормальной жизнью трудно, — и сложно потом а не впасть потом в депрессию или новую зависимость от человека или чего-нибудь другого. Часто без помощи психотерапевта обойтись не получается, хотя специалисты говорят, что есть и случаи, когда при должной осведомленности люди справляются и сами.


Если воспринимать созависимость так: если это состояние возникает из-за проблем на стадии разделения, значит, нужно завершить эту стадию, и ситуация слияния повторяется до тех пор, пока ты не найдешь способ все-таки «разделиться», в конце концов. То есть это о сепарации.


Аддикты избегания


Человек, склонный к любовной зависимости, обычно ищет и находит, пока болен, специфических партнеров, с которыми можно реализовать нужный сценарий, — аддиктов избегания.


Аддикт избегает близости и интимного контакта, но одновременно боится одиночества. Неосознанно. Избегающий близких отношений - аддикт избегания. Испытывающий страх покинутости - любовный аддикт.


Аддикты избегания и любовные аддикты друга на друга очень похожи: и те и другие одновремено испытывают страх покинутости и страх интимности. Разница заключается в том, какой страх осознается: в случае любовного аддикта фокус внимания захватывает только первый страх, а в случае аддикта избегания — только второй. Это позволяет любовному аддикту вести себя так, чтобы, желая интимного контакта, не получать его, а аддикту избегания — не допускать близости, но при этом держать партнера рядом.


Созависимость легче всего развивается на фоне длительного пребывания в стрессовой ситуации, когда используются подавляющие правила, которые не позволяют открыто выражать свои чувства и прямо обсуждать личные и межличностные проблемы.


Треугольник Карпмана

Изнутри состояние созависимости выглядит как болезненный хаос, однако на самом деле в нем есть четкие правила и психологические роли. В своих отношениях зависимые люди двигаются в рамках так называемого «треугольника Карпмана».


В этой модели взаимодействий есть три позиции: Жертва, Преследователь и Спаситель крепко связаны между собой и постоянно сменяют друг друга. Жертва провоцирует окружающих, чтобы кто-то или что-то выступило в роли Преследователя, или же Преследователь находит того, кто в чем-то виноват, и начинает давить на эту Жертву: обвинять, требовать, наказывать. Вне зависимости от того, кто или что находится на позиции агрессора, Жертве быстро удается доказать, что она ни в чем не виновата, а причина всех бед — другие люди, обстоятельства или даже сам Преследователь. Она показывает, как сильно страдает и какой беспомощной себя чувствует, и начинает искать Спасителя, который защитит ее. Спаситель старается помочь Жертве, но поскольку это только игра в спасание, у него ничего не выходит. Жертва обвиняет Спасителя в несостоятельности его усилий, после чего он сам превращается в Жертву, а Жертва становится Преследователем, и все повторяется вновь.


Игрок и его близкий могут перемещаться по треугольнику Карпмана, переключаясь с роли на роль, бесконечно. Жертва становится спасателем, спаситель переключается на преследование или пытается выйти из ситуации (за что его самого начтут наказывать), а Преследователь — внезапно становится бедной Жертвой.


Слияние и разделение: причины созависимости


Почему люди попадают в треугольник Карпмана и остаются в нем? Есть мнение, что это происходит из-за нарушений в процессе перехода от слияния с матерью к разделению с ней в раннем детстве. Когда мы хотели есть, нас кормили грудью. В этот момент мы переживали состояние блаженства, которое казалось длилось вечно. Или, когда мы хотели есть, мы плакали, но мама не сразу к нам подходила. Это могло длиться пару минут, но мы тоже переживали это как вечность. В детстве нет прошлого и будущего, есть только настоящее, поддерживающее или фрустрирующее. Большинство родителей не могут безукоризненно со настроиться на своего ребенка. У матери, например, могут быть свои заботы, проблемы, свои потребности. Она может болеть, находиться в депрессивном состоянии. Или у нее могут быть установки, что ребенка необходимо кормить по часам, а не по потребности. Это сводило все наши попытки, на особое положение, на нет. Поэтому у всех у нас есть неудовлетворенные потребности с того времени блаженства. У кого-то дефицит больше, у кого-то меньше. Но многие детские потребности можно удовлетворить уже во взрослых отношениях.


С момента рождения до двух-трех лет ребенок не осознает себя как отдельное существо. Однако со временем на основе доверия и ощущения безопасности возникает желание исследовать мир и психологическая независимость от мамы. Ребенок начинает полагаться на собственную внутреннюю силу, самостоятельно оценивать себя и заявлять о себе, а не ждать, когда кто-то другой скажет, чего он заслуживает и стоит. Это позволяет ему научиться брать на себя ответственность за свои слова и поступки, взаимодействовать с другими, выражать свои чувства, сдерживать агрессию, преодолевать страх и трезво относиться к чужому авторитету. Если процесс разделения прошел неправильно, собственное «я» у ребенка оказывается нечетким, а границы личности остаются проницаемыми. Здесь для человека есть единственный выход – воссоздать взаимоотношения аналогичные симбиозу с матерью. Другие его психика создать не способна.


Люди не ставшие самостоятельными чаще ощущают острую потребность в возврате к блаженному состоянию младенческого слияния, состояния исключительности. Что как раз и переживается в период влюбленности. Партнер уподобляется беспомощному младенцу, который не мог выжить без родителей. Есть иллюзия, что все блага, которые нам не дали родители, теперь должен обеспечить партнер. Чем голоднее потребность, тем больше в ней зависимости. И тут в ход идут манипуляции, абъюз, контроль, управление.


То есть причины созависимости в неудовлетворенных детских потребностях и психике, которая не прошла фазу самостоятельности и автономии, т.е. психики, которая не повзрослела. Поэтому она может строить отношения только по типу симбиоза между ребенком и родителем.

В современном обществе разделение по тем или иным причинам не завершается у множества людей. Свое влияние оказывает обстановка дома, а также множество социальных систем, построенных на зависимости одних людей от других: устаревший механизм отношений между «слабым» и «сильным» полом, практика подавления, наказания и доминирования, принятая в некоторых образовательных системах, устройство отношений в трудовой, коммерческой, государственной сферах, где более выгодное положение занимают отдельные группы людей, определяющие уклад жизни остальных. Большая часть общественных систем отношений сегодня так или иначе склоняет людей к созависимости. В результате между людьми часто возникают «больные» отношения, которые можно улучшить только благодаря двух- или многосторонней осознанной работе.

Облако черного дыма: жизнь с созависимостью


Созависимость не является диагнозом из области психиатрии и все же катастрофически сказывается на жизни. Она ведет к разрушению социальных связей и депрессии со всеми вытекающими последствиями. Созависимый человек, который страдает от депрессии (как и любой другой человек, больной ею), находится в измененном состоянии сознания, — а его механика непонятна извне. Логика поступков в этом случае определяется не чувством самосохранения, стратегией жизненного успеха, механизмами психологической защиты и другими естественными вещами, а патологическими схемами отношений и состоянием униженности и полного отсутствия перспектив, в котором зачастую находятся такие люди.

Тем не менее и с депрессией, и с созависимостью можно справиться. Психотерапия позволяет решить эти вопросы; помогает самообразование, поддержка близких и друзей, совместный анализ создавшейся ситуации и осознанное отношение к обстоятельствам, пусть даже в начале сформировать его непросто.

Первое и главное, что должен знать человек с таким диагнозом, — то, что в созависимости никто не виноват. Она всегда возникает как минимум между двумя людьми, а значит, обвинять кого-то одного в том, что он создал такие отношения, нельзя. Уже одно это разрушает треугольник Карпмана и уводит его участников с позиций беспомощной Жертвы, гневливого Преследователя и героического Спасителя на позиции равноправных людей, которые просто оказались в трудной ситуации.


Упражнение на исследование ваших зависимых частей:

1. Составьте два списка. В одном напишите: Я обижаюсь на свою мать за то, что....

Во втором списке: Я обижаюсь на своего отца за то, что....

Сделав это упражнение вы более ясно поймете с чем имеете дело.

2. Следующий список: Я обижаюсь на своего партнера/партнершу за то, что....

Как правило корни нынешних обид находятся в детстве.

3. Еще один список: Я недоволен/недовольна собой за то, что...

Возможно вы обвиняете себя за то же самое, за что обвиняете других.

4. Составьте список воспоминаний о том, что ваша мать или отец осуждали в вас или других людях, когда вы были ребенком. Из этого отметьте, что вам не нравится в себе, а что в других. Мы часто непроизвольно воспринимаем убеждения. ценности, предрассудки наших родителей.