• mapelihanke

Тарья - история мамы игрока

Для Тарьи проблема, связанная с азартными играми сына, стала полной неожиданностью. Помимо психического напряжения, она испытывала рядом с сыном еще и физические симптомы. Сегодня Тарья укрепляет свою уверенность в своем сыне, в чьей жизни она все еще хочет участвовать.



Проблемная игра моего сына стала для меня полной неожиданностью. Конечно, и раньше бывало такое, что он не платил аренду по два года. Его имущество было конфисковано, поэтому его кредитная история не была испорчена. В то время мне не приходило в голову, что виной всему являются проблемы с азартными играми. У моего сына случилось кровоизлияние в мозг в 18 лет, и я думала, что все проблемы из-за этого. Я не хотела видеть его проблему.


Клубок начал распутываться, когда однажды в субботу вечером я получила текстовое сообщение, в котором говорилось, что он уехал за границу и не знает, когда вернется. Он не отвечал на мои звонки и текстовые сообщения. Меня охватила сильная боль и беспокойство. Что теперь? Что случилось? Что происходит? Куча вопросов и мыслей, я поехала к нему на квартиру.


Следующий шок случился тогда, когда на месте выяснилось, что в его квартире живут посторонние люди. Новые жильцы рассказали, что уже два месяца живут в квартире моего сына. Где жил мой сын все это время и где он сейчас?


Наконец сын ответил на мой звонок, и когда я пригрозила сообщить об исчезновении в полицию, он сказал, что повода для беспокойства нет.


Меня охватила сильная боль и беспокойство. Что теперь? Что случилось? Что происходит?

Та ночь прошла без сна, я плакала. Наступил праздник воскресенья, а мне ничего не оставалось, как сидеть и думать, живу ли я по-прежнему своей собственной жизнью. Я надеялась, что кто-нибудь прийдет и разбудит меня от этого сна. На следующей неделе я получила неофициальную информацию от властей: мой сын ходил на работу, но в данный момент находится в отпуске. Квартиры у него больше нет, а имущество выброшено на свалку.


В неопределенности прошел долгий и мучительный месяц, пока сын не вернулся в хорошем настроении в мой день рождения и поздравил, как ни в чем не бывало. Я была сбита с толку и сразу же обратилась в психиатрическую больницу. Мне перезвонил психолог. Она обрисовала мою ситуацию, сожалея, что не может принять меня, но их медсестры свяжутся со мной незамедлительно. Ровно через месяц я получила время.



Навязчивая терапия


В течение часа обсуждения я рассказала ей о ситуации. Я тогда не знала об играх. Для меня было выделено новое время, как и для моего сына.


Мой сын сходил на терапию ровно один раз, а в другой раз он сказал, что пошел, описывая разговоры и прогресс терапии - но он врал. В конце концов, моя собственная жизнь потеряла все опоры, ведь я растила своих детей честными. Сама я не приемлю ложь, а теперь мой собственный сын мог лгать без малейшего колебания мышц лица. Я была в ярости, разочарована, а затем винила себя. Интересно, что я сделала не так, как так случилось, что я не заметила всей этой ситуации? Ведь я виделась с сыном каждую неделю.


Мой сын переехал ко мне, так как ему было негде жить. Из-за потери чистой кредитной истории он не смог взять квартиру в аренду и не мог заплатить гарантированную арендную плату за два месяца. Я не хотела, чтобы он жил на улице. Потом его поймали на краже денег у брата. Я заставила передать мне и его брату доступ к онлайн банку, и тогда истина прояснилась: он проигрывал свои деньги.


Он не извинился ни перед братом, ни передо мной. Мне казалось, я горюю день и ночь. Я не смогла спать без снотворного, бродила с места на место и не знала, как выйти из ситуации. Правда было страшна. Мой ребенок лгун, вор, игрок и вдобавок ко всему этому этот лживый живет со мной под одной крышей. Как я могу это терпеть? Я спала в собственном доме, держа кошелек и банковские карты под подушкой, наблюдая и боясь.Правда была страшна.


Мой ребенок лгун, вор, игрок и вдобавок ко всему этому этот лживый живет со мной под одной крышей.

С этого момента мой процесс исцеления начался. Я решила, что теперь мне нужна помощь. Сначала я попросила помощи для сына, пока не почувствовал, что сама вот-вот разрушусь. Я регулярно ходила в спортзал с моей подругой. Он продолжала выслушивать меня, но была не меньше озадачена ситуацией. Однако то, что она просто слушала меня, было для меня неоценимой помощью.


Мой бывший муж закрылся от этой ситуации, а второй сын изо всех сил старался доверять своему брату. Я была одна.


Я регулярно ходила в психиатрическую больницу, чтобы поговорить, но, тем не менее, коллапс наступил. Меня слушали, но я не получила достаточную помощь и понимание. Я пошла к врачу, мне дали снотворное, сказали пойти в офис социальной службы, чтобы найти для сына попечителя. Мне нужно было отвести сына к врачу, потому что иначе ему не смогут помочь - все-таки он был взрослым и уже ходил на работу. Такие ответы я получила из глубины души, если ответ вообще был. Я старалась из-за всех сил ему помочь.


Мне казалось, что я бегаю с места на место. Все должно было происходить в рабочее время, что усложняло мою жизнь. Усталость была огромной. Дома я старалась сохранять спокойствие, потому что повышение голоса, давление и побуждения заставляли сына молчать. Я уходила из дома каждый раз, когда ситуация становилась настолько тяжела, что я не могла больше находиться под одной крышей с моим сыном. Я шла в лес, садилась на пенек и собиралась с силами, чтобы снова пойти домой. Я слишком много держала в себе, и мои симптомы стали физическими. Сначала на правой ладони открылась рана.


Я была сломлена как внутри, так и снаружи.

Когда мне позвонил врач, чтобы направить моего сына на терапию, я почувствовала облегчение и отпустила ситуацию, думая, что теперь кто-то другой также возьмет на себя часть ответственности. Затем наступило настоящее истощение, я все время спала. Моя кожа трескалась и была в ранах на обоих руках. Я был сломлена как внутри, так и снаружи. Врач лечил сыпь, прописывая различные мази, но ситуация только ухудшалась.


Я решила попробовать гомеопатию, и в этом случае ситуация также нужно было решать с психологической стороны. Процедура включала в себя прием добавок и полтора часа разговора. Помощь была безмерной. Кожа и разум начали заживать, я стала лучше спать. И держалась на расстоянии от сына. У меня теперь есть силы идти вперед. Я разбиваю задачи на более мелкие части. Я взяла для себя краткосрочные цели, и проблемы больше не кажутся мне большим неопрятным комком. Я также начала себя вознаграждать. Позаботившись о чем-то, я хвалю себя, иду в кофейню пить вкусное кафе или наслаждаться бокалом вина. Я живу своей жизнью, прислушиваюсь к собственным надеждам и желаниям. Перестала жить только проблемами сына.



Счастливый конец?


Сейчас мой сын живет в собственной квартире и имеет попечителя. Он учится брать на себя ответственность, а я учусь снимать с себя ответственность. Будущее выглядит светлым.


У меня пока нету доверия, и я не могу сказать, смогу ли когда-нибудь верить. Однако я не могу проживать остаток своей жизни, задаваясь вопросом, когда он снова меня обманет. Над этим моментом у меня достаточно работы. Я хочу быть частью его жизни, и я хочу, чтобы он был частью моей жизни. Люблю его и горжусь им. За свою молодую жизнь он многое пережил и выжил.


Я верю и доверяю моего сына его жизни. Хочу поддерживать его и быть настоящей любящей матерью.

Люблю его и горжусь им. За свою молодую жизнь он многое пережил и выжил.

Оригинал статьи читайте на сайте Pelirajatòn.