• mapelihanke

Вовлечение близких игрока в лечение


Родственники (семья) испытывают друг к другу интенсивную эмоциональную привязанность и связаны друг с другом правилами. Именно в семье закладываются и формируются предпосылки, в значительной степени определяющие риск развития расстройств, связанных с игровой зависимостью. В больной семье, где один или более членов попадает в зависимость (в нашем случае, зависимость от азартных игр) уже не действуют человечные и гибкие правила, по которым функционируют здоровые семьи.


С появлением игромана в семье правила, по которым она функционирует, становятся ригидными (жесткими). Они перестают действовать на благо всей семьи и начинают работать на того, кто их устанавливает, то есть на азартного игрока, ради того, чтобы он мог продолжать играть. Члены семьи не могут приниматься такими, какие они есть, людьми склонными делать ошибки, со своими чувствами, достоинствами и недостатками, правила становятся нереалистичными и невыполнимыми, поощряя нечестность, манипулятивность, как средство избегания наказания. По мере того, как поведение игрока становится предсказуемым (а члены семьи всегда с достаточно большой точностью знают сценарий очередного кризиса), правила приобретают все более жесткий характер:


1. В семье все меньше делаются скидки на различия в людях и обстоятельствах.

2. Перестают поощряться изменения, так как они представляют потенциальную угрозу.

3. Поведение всех членов семьи становится строго предсказуемым.

4. Члены семьи в попытке выжить в условиях стресса начинают вырабатывать приспособительные реакции и модели поведения. Они необходимы для выживания и являются нормальной реакцией на ненормальную ситуацию.


Термин “созависимость” появился в результате изучения природы химической зависимости, ее воздействия на человека и влияния, которое это заболевание оказывает на окружающих. В дальнейшем этот термин стали применять ко всем родственникам, которые проживают и взаимодействуют с человеком, страдающим той или иной зависимостью.


Иными словами, человек, близкий игроку, зависит от игры опосредованно, т.е. игрок зависит от игры, а созависимый — от самого игрока. Созависимый — это человек, который позволил, чтобы поведение другого человека повлияло на него, и который полностью поглощен тем, что контролирует поведение этого человека. Созависимый как бы теряет способность чувствовать, думать и действовать по своему выбору, теряет способность управлять своей жизнью (он пытается управлять чужой жизнью), он лишь реагирует на то, что делают, думают и чувствуют другие люди.


Поведенческий репертуар созависимых включат в себя:


- Отрицание (игнорирование проблемы, минимизация).

- «Поиск врагов» (обвинение).

- Агрессивное поведение (доминирование).

- Контролирование (навязывание, вторжение).

- Терпение (подавленность, безысходность).

- «Зависимость от зависимого».

- Потакание (пособник игровой зависимости).


Наиболее характерные роли созависимых:


- «Спасатели»

- «Преследователи»

- «Жертвы»

Для созависимых типичен широкий спектр психических и поведенческих расстройств:


- Расстройства личности, ролевого и сексуального поведения.

- Психотические эпизоды (в анамнезе).

- Религиозный фанатизм.

- Злоупотребление лекарствами, едой, работой.

- Хронический психосоциальный стресс.

- Психосоматические заболевания.

- Тревожные и депрессивные расстройства.

- Суицидальные мысли и попытки. -

Проблемы с границами.

- Неадекватные чувства вины и стыда.

- Гиперответственное и безответственное поведение.

- Долговые проблемы.


Игровая зависимость характеризуется высокой латентностью и скрытностью. Зависимые игроки склонны скрывать истинный масштаб своей вовлечености в игры и размеры своих долгов. Иногда члены семьи игрока последними узнают о проблемах и о непосредственных причинах их появления. Дело не только в том, что в процессе формировании игровой зависимости игрок становится виртуозом обмана, всякий раз придумывая все более изощренные объяснения и оправдания своих задержек, таинственных исчезновений, хронического отсутствия денег, непонятно откуда взявшихся долгов или срочной нужды в средствах, чтобы экстренно решить какую-либо проблему.


Психиатр Т. Сас, анализируя случаи хронического вранья в супружеских отношениях, писал: «…Ясно, что этот механизм, если он приемлем для обеих сторон, обеспечивает довольно большую меру дешево заработанной безопасности для них. Как достигается эта безопасность? Суть дела заключается в метакоммуникативных значениях лжи и ее принятия. Передавая ложь, лжец информирует своего партнера, что он его боится и хочет доставить ему удовольствие. Это предполагает, что последний имеет власть над первым и, соответственно, не должен опасаться потерять его. И наоборот, человек, который примиряется с ложью, тем самым информирует лжеца, что у него тоже есть сильная потребность в их взаимоотношениях. Принимая взятку в форме лести или явного подхалимства, сопряженного с ложью, реципиент лжи, в конечном счете, заявляет, что он желает принять это за правду. Следовательно, и лжец получает подтверждение того, что ему нет нужды бояться утраты своего объекта. Таким образом, обе стороны приобретают некоторую долю – часто очень большую долю – безопасности».


Передавая ложь, лжец информирует своего партнера, что он его боится и хочет доставить ему удовольствие. Это предполагает, что последний имеет власть над первым и, соответственно, не должен опасаться потерять его. И наоборот, человек, который примиряется с ложью, тем самым информирует лжеца, что у него тоже есть сильная потребность в их взаимоотношениях. Принимая взятку в форме лести или явного подхалимства, сопряженного с ложью, реципиент лжи, в конечном счете, заявляет, что он желает принять это за правду. Следовательно, и лжец получает подтверждение того, что ему нет нужды бояться утраты своего объекта. Таким образом, обе стороны приобретают некоторую долю – часто очень большую долю – безопасности».

Таким образом получается, что созависимые родственники, во многих случаях, прямо или косвенно потакают проявлению игровой зависимости у членов их семей. По этой причине одним из наиважнейших факторов выздоровления игрока является оздоровление его микросоциальной среды. С этой целью специалисту следует не только индивидуально консультировать родственников и заинтересованных лиц, но проводить сеансы супружеской и семейной психокоррекции. Следует активно привлекать лиц, страдающих созависимостью к преодолению этого страдания путем участия в различных реабилитационных программ и посещения групп самопомощи.


Понимая природу созависимости, необходимо строить работу с родственниками пациента, делая акценты на:


 выработку навыков поддержания контакта без чрезмерной навязчивости, не следует лезть в «душу». Не следует пытаться узнать все его «тайны», не «шпионить», не проверять его телефон.


 смещение фокуса внимания с игрока на себя. Почаще задавать себе вопрос: «А что я сейчас чувствую?» вместо того, чтобы беспокоиться и пытаться понять, что делает он.


 информирование родственников о возможных провокационных действиях игрока: не давать себя запугать, не поддаваться на манипуляции, не принимать поспешных решений, научиться брать «паузу».


 работу с чувством вины созависимых: они не виноваты в том, что он - «зависимый». Следовательно, не их задача решать и исправлять то, что уже сделал игрок (не нужно брать кредиты и пытаться за него раздать долги).


 информирование родственников о том, что для игровой зависимости характерны рецидивы. Необходимо иметь антикризисный план, искать информацию о созависимости, вести дневник чувств, знать, куда и к кому обратиться за помощью.


 освоение новых способов коммуницирования: не продуктивно стыдить игрока и припоминать прошлые обиды и оскорбления, напротив, нужно всячески положительно «подкреплять» его в воздержании от игр.


 мотивирование родственников на получение профессиональной помощи специалистов, не «держать» проблему в себе.


Информация для родственников о проблеме «долгов»:


 Доверять не словам, клятвам или обещаниям, а делам и поступкам.


 Настаивать на соблюдении договоренностей и самим быть последовательными. Не угрожать, если не собираетесь выполнять свои угрозы.


 Не витать в иллюзиях. Долги игрока – всегда следствие игровой зависимости.


 Нельзя решить проблему «долга», не решив проблему зависимости.


 Поспешная выплата родственниками по долгам игрока может привести лишь к новой игре и новой порции лжи.


 Для игровой зависимости характерны рецидивы. Необходимо иметь антикризисный план, искать информацию о созависимости, вести дневник чувств, знать, куда и кому обратиться за помощью.


 Проконсультироваться у юриста, заранее защитить свое имущество.


 Если игрок сорвался, то не следует его ругать или спорить с ним. Также контрпродуктивно пытаться «отыграться» на зависимом после срыва («Я же тебе говорила!»).


 Следует подходить к срыву как к ошибке, и, проанализировав его причины, сделать выводы и поддержать повторное обращение игрока за помощью и лечением.


Что созависимые (родственники игрока) должны помнить:


 Неспособность остановиться, начав играть, – одно из проявлений игровой зависимости.


 Тяга – это навязчивые мысли об игре, ставках, выигрышах и долгах, влияющие на настроение и поведение.


 Тяга к игре – это симптом заболевания, который будет сопровождать зависимого в течение долгого времени.


Это ложь, когда игрок говорит, что у него «темная полоса», но он скоро «отыграется» и рассчитается с кредиторами.


 Игрок играет не ради денег, а ради самой игры. По этой причине он не может остановиться, даже тогда, когда выиграл крупную сумму.


 Тяга к игре у зависимого игрока возникает автоматически, когда ему на руки попадает некая сумма денег.


 Часто тяга возникает против воли, и человек часто не может с ней самостоятельно справиться.


 Зависимый игрок – это не плохой, падший человек, он болен и временами его поведением руководит заболевание (зависимость). По этой причине вам может казаться, что вы имеете дело с двумя разными людьми.


 Не следует обвинять игрока за то, что у него иногда возникает тяга, но при этом не следует сознательно провоцировать её возникновение.


 Тяга к игре бывает явной, а бывает и скрытой.


 Тяга зачастую носит волнообразный характер, иногда она ослабевает, но может и резко усиливаться в определенных заранее известных ситуациях.


 Алкогольное опьянение часто провоцирует усиление тяги к игре.


 Не следует чрезмерно доверять, когда зависимый говорит, что у него «тяги нет», и что играть он совсем не хочет.


 Часто, когда зависимый не осознает свою тягу, он может начать злиться и провоцировать конфликт, чтобы уйти из контакта и получить своеобразную индульгенцию на игру («Жена достала!»). Либо, напротив, он впадает в эйфорию, строит «воздушные замки» и перестаёт опасаться срыва.


 Игроку нельзя верить на слово, доверять деньги и ценности.


 Часто даже одна маленькая ставка после периода воздержания может резко усилить тягу и привести к неконтролируемой игре.


Цель работы с созависимыми родственниками на начальном этапе сводится к информированию их о природе игровой зависимости и особенностях поведения игрока с целью минимизации ущерба и выработки оптимальной стратегии лечения и реабилитации. В дальнейшем психокоррекционная работа с созависмыми лицами заключается в том, чтобы помочь им перенести фокус своего внимания с зависимого близкого и его проблем на себя самого. Специалист может помочь родственнику осознать у себя проявление признаков созависимости и увидеть проявления контролирующего или опекающего поведения. Понять, в чем заключаются неконструктивные способы манипулирования в общении с близким с целью заменить их открытым честным общением. Другими задачами консультирования является развитие навыков рефлексии и осознавания собственных чувств, овладение способами купирования стресса и решения проблем. Помимо этого в процессе психокоррекции созависимый родственник игрока может лучше осознать свои истинные потребности, желания, способности и возможности, увидеть границы собственной личности и осознать способы их отстаивания.